Бельгия хромает на все ноги

Бельгия хромает на все ноги

Но этого – политкорректно  - старались особенно не замечать. Тем более, что в Брюсселе заседает верхушка Евросоюза.

Сегодня Бельгия со всей очевидностью злосчастный лидер среди европейских стран по числу джихадистов.

В Брюсселе сохраняется максимальный, четвертый, уровень террористической угрозы. Закрыто метро. Оцеплена и обезлюдела центральная площадь города.

Бельгийская полиция в районе Моленбек проводит одну облаву за другой, пытаясь схватить террористов и их пособников, но все без особых успехов. Автор статьи в журнале Politico Тим Кинг считает, что в неудачах бельгийских силовиков виновато, прежде всего, государственное устройство Бельгии.

Район Моленбек, славящийся бедностью и высоким уровнем преступности, находится почти в самом центре европейской столицы, где расположены политические и культурные институты ЕС, фламандского и национального правительств. Брюссель сегодня в некотором роде напоминает американский город - богатые пригороды окружают исторический центр, где царят нищета и упадок.

Почти с самого своего рождения государство в Бельгии страдало от проблем с политической легитимностью. После провозглашения независимости страны (в 1830 году)  бельгийская либеральная элита не смогла ни искоренить, ни потеснить местный коммунальный патриотизм. Внутри формальной государственной структуры существовала еще одна — церковная, своего рода государство в государстве, занимающееся культурными, социальными и финансовыми вопросами. Потом возникло и развилось социалистическое, лейбористское движение, создавшее собственные кассы взаимопомощи, культурные ассоциации и газеты.

Государство предоставляло населению весь положенный набор услуг в сферах образования и здравоохранения, при этом зачастую используя структуры политических партий. В результате партии получили контроль над назначениями на общественные должности и деньгами, крутящимися в сфере общественных услуг. Политические предпочтения, по некоторым данным, оказывались решающим фактором при назначении и на должность смотрителя общественного детского сада, и на пост исполнительного директора национальной авиакомпании. Больше всего от происходящего страдало само государство. Попытки реформ, как правило, сводились к перераспределению контроля над рабочими местами и фондами между различными политическими партиями.

Послевоенный экономический спад спроса на продукцию угольной и сталелитейной отраслей больно ударил в первую очередь по Валлонии. Деиндустриализация означала бедность и упадок для бывшего двигателя бельгийской экономики — так называемого «угольного пояса», протянувшегося от Монса до Льежа через Шарлеруа.

В каждом из этих городов коррупция вошла в традицию. В Шарлеруа, например, социалисты безраздельно правили более 20 лет, пока в 2005 году не были разоблачены коррупционные схемы заключения контрактов на вывоз мусора и вывод средств из фондов, предназначенных для финансирования спортивных клубов.

Существующие законы в Бельгии никто особо не стремится исполнять. Тех, кто впервые приезжает в Брюссель, поражает масштаб нарушений на дорогах - выключенные по ночам фары, езда по встречной на улицах с односторонним движением. Пренебрежение правилами и законами в Бельгии ярко выражена на фоне соседних Франции, Голландии и Германии. Если некоторая группа людей в силу принадлежности к той или иной политической партии получает формальный или неформальный иммунитет к закону, то неуважение к правовым нормам распространяется и на все общество.

Контраст между грязными улицами Брюсселя, усеянными выбоинами, и чистенькими маленькими фламандскими городками бросается в глаза. Город де-факто является столицей Европы, в нем находятся институты ЕС и НАТО, представительства множества международных организаций — при этом международный аэропорт Брюсселя расположен в соседнем регионе!

В любой другой европейской стране борьба с терроризмом подразумевает дополнительную централизацию власти, людей и денег. Борьба с терроризмом в эпоху интернета требует создания специализированных подразделений из военных, полицейских, сотрудников спецслужб или гражданских. Необходимо специальное оборудование для наблюдения и сбора разведывательной информации и трансграничного обмена ей. Но Бельгия из-за своей языковой политики движется в ровно противоположном направлении. После почти каждых выборов и согласования коалиционного федерального правительства начинается очередной раунд перераспределения полномочий. Эта неспособность наладить связь - особенность Бельгии как государства. Системы, которая в других странах связывает страну воедино на местном, региональном и национальном уровне, просто нет.

Как показали кровавые события, разыгравшиеся в Париже, платить за несостоятельность бельгийского государства приходится всей Европе.

* В начале 2015 года шла кампания по привлечению в Брюссель туристов из С-Петербурга

24.11.2015, 00:58 | 1222 просмотров

Тэги: бельгия, брюссель